РФНХ - настольный хоккейРФНХНастольный хоккей
www.board-hockey.ruхоккей

>Главная
Все о наcтольном хоккее
Открытый Чемпионат России
Открытый Кубок России
Соревнования
Ремонт и эксплуатация
Страны
Школа


Новости
Архив новостей
Подписка на новости
Гостевая книга
Фотогалерея
Видео
Ссылки

Купить настольный хоккей STIGA
Как принять участие в НХ-турнире?
Результаты турниров
Правила игры
Корпоративные турниры и праздники
Контакты


Большие интервью - редкое явление для настольного хоккея. Интересное и яркое - и вовсе событие из ряда вон. А если в роли интервьюера выступает такая неоднозначная фигура в НХ, как Павел Городницкий, то вряд ли кто-то бросит чтение на середине.

Тем более, что в роли звезды сегодня - сам Максим Борисов - лучший настольный хоккеист на планете на данный момент, возглавляющий Мировой Рейтинг, и плюс ко всему один из лучших друзей интервьюера.

Поэтому в ответах Борисова - минимум политкорректности и максимум откровенности. Другими словами то, ради чего обычный любитель спорта и читает такие длинные диалоги спортсмена с журналистом.

Вашему вниманию предлагается интервью Максима Борисова "Мой стиль игры? Царский!", опубликованное накануне в журнале "Время Настольного Хоккея"

(Санкт-Петербург, 2014, "ВНХ" №6).
[15 ноября 2014 года] Павел Городницкий

Максим Борисов: "Мой стиль игры? Царский!"


Бесконечные кубки в шкафу, год во главе мирового рейтинга и заколдованный Saint-Petersburg Open – чемпион Европы Максим Борисов рассказал, почему тяжело уходить из настольного хоккея, вспомнил, как выигрывал чемпионат мира среди юниоров и объяснил, зачем нужно ставить правильные цели.

- Как ты оцениваешь начало сезона?

- Не очень хорошо. Я недоволен поражением от Эдгарса Цайца в Инчукалнсе, естественно.

- Почему оно случилось?

- Ужасная растренированность, неготовность к турниру – я вообще не собирался туда ехать, спонтанно решил поучаствовать.

- Зато после Латвии ты выиграл турнир в Хельсинки – третий за три года. Как ты думаешь, зачем в Финляндию ездят люди, которые не претендуют на победу? Там ведь чудовищная организация.

- Я не знаю, честно. Теперь туда вообще нет смысла ездить. Такое ощущение, что поляны были из начала двухтысячных. Хотя я тогда еще не играл, но видел видео, как все играют по ДЦП-шному справа. Слева вообще как будто не существовало игрока. Центр нужен был только для того, чтобы замкнуть "кокос" в ближний. Короче, приходилось выгрызать каждый матч, как будто я играю на Детском кубке 2003 года.

- Насколько лично для тебя важна организация? Что круче – мощный состав участников или пафосное открытие с шикарными призами?

- Естественно, если будет пафосный турнир с Гошей Левашовым и Русланом Камаловым в финале, от этого смысла никакого нет. Из организации самое важное – поляны и хороший зал. Вот две главные составляющие для меня.

- Пару лет назад ты говорил, что твоя цель – постоянные победы во всех турнирах. Сейчас у тебя такое же настроение или уже есть приоритеты?

- Я еду на все турниры с целью победить, иначе нет смысла участвовать. Но очень сложно всегда побеждать – есть достойные соперники и непредвиденные обстоятельства, например.



- На Кубке России в Питере ты выиграл у Воскобойникова только в овертайме седьмого. Можно ли сейчас говорить о том, что в России ты кроме него никого не чувствуешь?

- Если посмотреть на статистику ITHF, то последний турнир в России, не считая SPO в прошлом ноябре, я проигрывал почти два года назад. Получается, можно судить уже только по этому показателю. Нашу последнюю серию Андрей отыграл очень хорошо: с ним всегда тяжело играть, он довольно плотненько защищается. Но я опять же скажу, что не был готов к тому турниру даже на 70 процентов.

- Ты опасаешься Воскобойникова на чемпионате мира?

- Чемпионат мира – абсолютно другой турнир. Там надо опасаться любого соперника, подходить к матчам собранно и играть максимально эффективно. Там другая атмосфера, другие нервы. Но да, Андрей – один из главных российских соперников на чемпионате мира.

- Недавно было опубликовано примерное расписание чемпионата мира в Питере – в последний день играется сначала решающая стадия личного разряда, а потом командный финал. Что думаешь по этому поводу?

- Скрещивания командников с личными турнирами – зло. Это сложно для топовых игроков – до обеда приходится играть решающие матчи в личном разряде, а потом перестраиваться и играть командник. Это вообще разные эмоции и разный настрой. Два раза так выкладываться за день – это очень тяжело. Ладно еще SPO или Moscow Open, они не такие значимые. Но на чемпионате мира это точно неправильно: там апофеозом должен быть финал личного разряда, потому что настольный хоккей – индивидуальный вид спорта.

- Почему ты не выиграл ни одного из пяти SPO?

- Потому что я инвалид.

- Мирча Луческу, который пока еще тренирует "Шахтер", говорил, что всегда чувствует, когда его команда пропустит. У тебя бывает по ходу серии предчувствие, что ты проиграешь?

- Сложно сказать. Я всего одну серию проиграл, ведя 3:1 – Янису Галузо в Курске почти год назад. Еще пару раз давал уйти с 2:0. С 3:0 ни разу не проигрывал. В общем, не было такого, чтобы я крупно вел, а потом давал себя надломить по каким-то обстоятельствам. Правда, сам я тоже не так много серий вытаскивал. Моменты, когда я чувствую, что сейчас мне точно забьют или я точно забью? Конечно, бывает.

- В последнее время с твоим участием не было вообще никаких скандалов. Это хорошо или слишком скучно?

- Двоякое ощущение. С одной стороны, я не жалею ни о чем, что было. Зайки, бэтмэны, самба... Это было весело и круто, я часто вспоминаю об этом. Но мое мнение сейчас однозначное – образ чемпиона должен быть не таким. Я не хочу выходить на пьедестал, чтобы все говорили: "А, победил этот дебил, который всех стебет и троллит". Я доволен тем, что сейчас скандалов нет. Это скучно, конечно – прийти на турнир, выиграть, пожать всем руки, взять кубок и поехать домой, но именно так и должен выглядеть настоящий чемпион.

- Что ты скажешь по поводу договорных матчей, на которых тебя поймали в прошлом сезоне?

- Каких договорных матчей?

- Понятно. Ты скучаешь по Олегу Дмитриченко?

- Как по личности?

- Да.

- Не скучаю.

- А как по игроку?

- Тяжело ответить. Понятно, что наше соперничество было крутым и знаковым для всего российского настольного хоккея. Да и для нас самих тоже это было важно. Но я бы охарактеризовал Олега Дмитриченко так: чемпион на час. Ну, выиграл пару турниров. Конечно, он великий игрок, но он ушел, а ту игру, которую он показывал в своей лучшей форме, не сравнить ни с моей нынешней игрой, ни с нынешней игрой Эдгарса, Атиса или даже Лампи. Это другой уровень, у нас он выше на порядок.



- Расскажи про лучшую и худшую серии с Дмитриченко.

- Почему так много внимания уделяется человеку, который давно не играет в настольный хоккей?

- Потому что это интересно.

- Логично. Худшая серия – Moscow Cup 2012 в Мытищах. Я тогда реально был готов не хуже него, вел по игре, инициатива была у меня. Увы, когда можно было сделать счет 3:1, я повел себя как истинный дебил-джентльмен и решил не портить имидж. Побоялся, что про меня скажут, что я затянул время и поэтому выиграл. В итоге я провел атаку, которую не надо было проводить, он перехватил шайбу, отыгрался и выиграл серию. Вот это был переломный момент – вместо 3:1 и блестящего пота на его лбу я получил 2:2 и камбэк.

- А лучшая какая?

- Лучшая серия по эмоциям – чемпионат мира 2011 года в Турку, когда я был на три головы слабее по уровню. Он ехал за чемпионством в основном разряде, а я хотел с ним побороться в юниорах, потому что знал, что это единственный шанс, когда мы с ним сыграем в финале юниорского разряда. Для меня этот турнир был приоритетным. За несколько недель до турнира мы сидели на лавочке во дворе с Германом Фокиным, и я подумал, что чисто технически мне Олега не обыграть. Тогда я придумал хитрый план морального давления – я это давление впервые увидел у Яниса Галузо на Кубке Москвы 2011 года. Я выдумал с десяток приколов – самбу, гол за мамочку, гол за папочку. Олег быстро рассыпался – мы были еще молодыми, и ему явно было сложно, когда весь зал над ним угорал. Думаю, на его месте я бы тоже посыпался. Потом он вернулся в чувство при счете 3:0, но уже было поздно.

- Давай резко сменим тему. Что случилось в юниорском разряде на чемпионате Европы 2014 года в Риге?

- Окей, рассказываю. Алексей Титов назначил меня капитаном юниорской сборной, потому что я приехал на день раньше и не был занят в разрядах. Так получилось, что я ошибся в выборе состава, потому что хотел дать всем поиграть. Перед четвертьфиналом с чехами я посмотрел их состав и увидел ноль знакомых фамилий. Хотя кто-то там был – то ли Матушек-младший, то ли еще кто-то. Ну, я подумал, что Дима Малыгин и Митя Афонин их и вдвоем раскатают. Поставил к ним не Владимира Смирнова, а Никиту Павлова, потому что он чуть не заплакал, когда я сказал, что в полуфинале ему сыграть не светит. Я не учел, что наши ребята неопытные и играли за сборную первый раз, чувствовали большую ответственность. Парни немного замандражировали, а чехам было нечего терять – мне кажется, у них вообще никакой цели на турнир не было, они вышли как на кухне поиграть и прошли наших, хотя наши гораздо сильнее. Потом произошла какая-то заварушка между детьми, они начали считать, кто больше набрал, а кто меньше... Некрасивая ситуация. В таких моментах надо сдерживаться и никого не обвинять, потому что все выкладывались на полную.

- А почему родители поругались?

- Цепная реакция – сначала терки были у детей, а потом уже у родителей.

- А к тебе у родителей были неприятные вопросы? "Почему не ставят моего пупсика" или что-то в этом роде?

- На меня больше ругалась Ирина Белавина, когда увидела, что в вышке я вел не Митю Афонина, а Диму Малыгина – я в него просто больше поверил.

- Разве она за тебя может решать, кому ты должен помогать? Странная история.

- Не мне судить. Мы с ней обсудили потом этот вопрос, пришли к какому-то соглашению... Все-таки сложно вести сразу нескольких человек одновременно. Я делал ставку на Диму. Думал, что он может выиграть турнир или как минимум за тройку побороться. Подвела неопытность, к сожалению.

- Какой разряд для тебя важнее – личный или командный?

- Зависит от ситуации. Последний этап ОЧР прошлого сезона был совмещен с командником России, и мы тогда "Легионом" ехали с одной целью – обыграть "Багиру". Есть принципиальные командные матчи, которые важнее, чем игра в личке – с той же "Багирой», с "Лаймит", со всеми командами Алексея Чернова. На чемпионатах Европы и мира оба разряда важны, но если бы у меня спросили "Что ты хочешь выиграть в 2015 году?", ответ был бы очевиден. Конечно, личный разряд.

- Какие эмоции летом 2014-го были сильнее – радость от безальтернативной победы в личном разряде ЧЕ или обидное поражение в матче капитанов с Цайцем?

- Я отвечу на этот вопрос фразой из фильма "Человек, который изменил все". Там главный герой сказал, что ненавидит проигрывать больше, чем любит выигрывать. Мне кажется, это про меня. На самом деле, на Евро-2014 я бы отдал победу в личке ради овертайма матча капитанов, потому что я всегда мечтал о матче капитанов после захватывающего финала и было безумно обидно его проиграть.



- Про какой элемент можно сказать, что его изобрел Максим Борисов?

- Я эту комбинацию называю 6.0 – аналог оценки в фигурном катании. Это "кокос" с обратным объездом. Вернее, не совсем "кокос". Правым нападающим доезжаете почти до лицевой линии, потом резко с коньком разворачиваетесь, отъезжаете к синей линии. Соперник думает, что вы доедете до конца прорези, а вы останавливаетесь на синей линии, смотрите, как защитник пролетает мимо, а потом вы даете передачу на центр и замыкаете в дальний угол. Это не изобретенный мною элемент, но именно я ввел его в активное использование среди топовых и не очень топовых игроков.

- Каким одним прилагательным ты бы охарактеризовал свой стиль в настольном хоккее?

Идеальный? Нет, это слишком. Безупречный? Тоже. Царский, вот.

- Что может заставить тебя попрощаться с настольным хоккеем?

- Пока я об этом не задумываюсь. Мне нравятся эти поездки, нравится общение с людьми, с которыми я знаком много лет. Получаю удовольствие от самой игры. Возможно, стимулом к завершению станет осознание того, что я не могу выигрывать – то есть появятся люди сильнее меня. Или у них будет тупо больше времени, чем у меня. Может быть, тогда я и уйду. Как Рони.

- Сколько раз за десять лет твоей карьеры тебе хотелось порвать с этим увлечением?

- Активная карьера у меня началась с 2009 года. До этого я играл несколько раз в год на детских турнирах, это для меня было развлечение – как в кино сходить или что-то в этом духе. Все было несерьезно. Теперь отвечу на вопрос – завершить карьеру я не хотел ни разу.

- Юпп Хайнкес ушел на пенсию королем: выиграл с "Баварией" три главных титула – Лигу чемпионов, чемпионат Германии и Кубок Германии. Как ты думаешь, можно ли так уйти из настольного хоккея? Это ведь даже Рони не удалось.

- Трудно осознать, когда наступает пик карьеры, после которого ты уже не сможешь всегда выигрывать. Нуттунен в 2011-м ехал на чемпионат мира, думая, что выиграет, как всегда. Так каждый раз будешь думать – сейчас выиграю и уйду, но потом побеждаешь и продолжаешь верить в себя и в свой потенциал.

- Ты бы смог выиграть чемпионат мира в 2017 году и тут же уйти? Или ты бы возвращался к поляне ради призовых?

- Нужно знать, при каких раскладах я бы выиграл этот чемпионат мира. Если бы это был мой второй титул – тогда возможно я бы ушел, потому что я бы наверняка понимал, что меня уже поджимают, и что скоро я не буду побеждать. Но вот так чтобы вообще из хоккея, как Нуттунен... Это очень сложно. Все равно, настольный хоккей – это разрядка, отдушина, возможность оторваться от повседневных дел.

- У тебя были кумиры в настольном хоккее?

- Были люди, на которых я равнялся. Безусловно, Рони Нуттунен. Захаровы, Эдгарс Цайц, Атис Силис... Когда я первый раз приехал на Moscow Cup в 2010-м, я пришел в зал и увидел Рони, Ахти, Тмея, и я на них смотрел, как любой юный футболист смотрел бы на Роналду или Месси.

- Когда ты почувствовал, что можешь стать первым номером рейтинга?

- Как только начал серьезно играть в конце 2009-го. У меня была одна цель – стать лучшим. Без такой мечты нет смысла идти наверх. Если ставить цель войти в десятку – это глупо. Можно ставить задачу войти в сотку по итогам сезона, но всегда должна быть мысль о том, что ты хочешь стать лучшим.

- Что круче – быть первым номером рейтинга или чемпионом мира?

- Я ждал этого вопроса. Это разные вещи. Если человек долго возглавляет рейтинг, это свидетельствует о том, что он реально лучший. Чемпионат мира можно выиграть и разово: придет условный Ян Пелконен, тренировавшийся весь год, и порвет всех, хотя это маловероятно. В общем, то и другое круто.

- Что самое эффективное в настольном хоккее?

- Ответ и так всем известен. Выход.



- Ты веришь в теоретику настольного хоккея? Алексей Титов считает себя главным аналитиком, но мало что выиграл, а Лампи, к примеру, вообще без головы играет, но у него полно титулов.

- Я об этом очень много думал. Естественно, есть схемы, за счет которых менее классный игрок может обыграть более подготовленного. Таких примеров много – вспомним хотя бы серию Титова с Цайцем в Риге.

- Но это же единичный случай.

- Ну да. Обычно все решает класс, уровень подготовки элементов. На одной тактике не выиграешь. Если подойдет условный Петр Можаев, зная все дырки в обороне Эдгарса Цайца, каждое движение его пальцев и бровей, то он его все равно не обыграет, потому что Эдгарс намного точнее, быстрее и эффективнее в атаке. Но игрок из топ-30 может обыграть игрока из топ-10 благодаря правильной схеме, тут без вопросов.

- Как ты борешься с нервами?

- Нервничают все, особенно на крупных и важных турнирах. Все это уходит с опытом. Когда-то я нервничал в отборах и в вышках, но сейчас у меня нервы только на сложных стадиях плей-офф включаются. Методы? Стараюсь концентрироваться только на игре.

- У тебя нет ощущения, что если бы ты занимался другим индивидуальным видом спорта, вроде тенниса, то там ты бы тоже смог стать одним из лучших?

- Я уверен, что у меня есть какая-то предрасположенность к игре в настольный хоккей. Нельзя просто так взять, потренироваться каждый день по три часа и стать суперигроком. Поэтому в других видах я мог бы чего-то добиться только в том случае, если была бы такая же предрасположенность.

- Если бы у тебя были теннисные гонорары, на что ты бы потратил миллион евро?

- Крутой вопрос. Ну... купил бы родителям дом где-нибудь в Майами, чтобы они смотрели на океан. А миллион регулярный?

- Нет, просто взял и выиграл один виртуальный миллион.

- Вот, это важно. Если бы я знал, что через месяц снова подниму лям, то тратил бы направо и налево. А если разово... Если бы Иисус послал нам денег на один турнир, например... Вложил бы во что-нибудь.

- Тебя не расстраивает, что твои победы уже вообще буднично воспринимаются?

- Ну да, немного обидно, уже никто не поздравляет. Сейчас после форс-мажорной ситуации на ОЧР мне ВКонтакте написало намного больше человек, чем когда я выигрываю чемпионат России. Вообще, когда я выигрываю этап ОЧР, мне пишут ровно ноль человек. После побед на Мировых турах тоже, кстати. С другой стороны, я чувствую величие – люди уже привыкли к моим победам, это значит, что я настолько крут.

- Как часто ты сейчас заходишь в рейтинг?

- Я туда захожу, чтобы посмотреть на передвижения моих друзей. У меня там четыре победы на этапах Мирового тура, где набрано максимальное количество очков, и чемпионат мира еще. Я не могу никуда сдвинуться в ближайшие полгода как минимум.

- Тебе не кажется, что на Украине немного сошли с ума?

- Скажу так: я очень раздражен этой ситуацией. Даже взбешен. Непонятные мне люди под непонятными мне никами могли забрать у меня шанс выиграть первый чемпионат мира в Санкт-Петербурге при моих родных и близких. Это неправильно. Если бы у нас здесь валились бомбы, а людей с украинскими паспортами расстреливали бы на Невском, тогда да, опасения были бы понятными. Но не Виталий Скоробогатов и не Марк Городницкий отняли у них Крым, поэтому держать обиду на ни в чем не винных настольных хоккеистов, которые хотят красиво провести чемпионат мира – это верх дебилизма.

- Украинцы написали жалобу в ИТХФ, чтобы у Питера отняли чемпионат мира. Как ты думаешь, имела бы эта организация (ИТХФ) такое влияние, если бы не мировой рейтинг?

- В этой ситуации с украинцами я понимал, что это меганелогично переносить куда-то чемпионат мира, но у меня были опасения, что амебы из ИТХФ могли взять и перенести ЧМ. Если честно, из ИТХФ я знаю только Бьярне Аксельсена. Больше никого. Я когда-то зашел на их сайт и увидел совет представителей стран – там не было ни одной знакомой мне фамилии. Я вообще не понимаю, что там делают люди, которые находятся за пределами топ-500 рейтинга. Что они могут знать о хоккее, если они не ездят на турниры, а играют у себя где-нибудь в Словакии на кухне? Как они могут принимать решение о переносе?

- А что скажешь про рейтинг?

- Отчасти я с тобой согласен – ИТХФ больше ничего не делает, кроме как вносит непонятные поправки в правила и ведет мировой рейтинг. Но без мирового рейтинга было бы намного хуже, потому что это такое стимулирующее мерило. Довольно интересная вещь.

- Сколько ты сейчас тренируешься?

- После чемпионата Европы – почти нисколько. Я иногда летом играл с одноклубниками, еще несколько дней тренировался к Хельсинки, потому что не хотелось проиграть два этапа мирового тура подряд. Еще один день готовился к ОЧР. Сейчас вот собираюсь начать активную подготовку, потому что сезон набирает обороты.

- Есть альтернатива – вечер с девушкой и вечер с поляной. Что ты выберешь?

- Вечер с девушкой.

- Как твоя девушка относится к настольному хоккею?

- Нормально. Хотя нет, она хорошо относится.

- Сколько у тебя кубков дома?

- Если честно, я не считал. Можно зайти ко мне на страницу в инстаграме и посмотреть там фотографию, где я сижу, как ты сказал, с грудой металлолома. Там все мои кубки – можно посчитать.

- Где ты их хранишь?

- У меня есть специальный шкаф, но его уже не хватает. Сейчас я приезжаю на турниры и вижу, как в Хельсинки, например, финны копили весь год и купили большой кубок. Так вот, меня это даже разочаровало, лучше бы мне дали монетку какую-то и сказали: "Молодец, Максим". А теперь этот кубок у меня стоит на столе и занимает половину места.



- Есть вариант, что ты выкинешь кубки, которые тебе надоели?

- Нет. Максимум – закину на антресоли или отвезу к бабушке.

- Чем ты занимаешься кроме настольного хоккея?

- Хожу в универ на второй курс, три раза в неделю встаю в шесть утра и еду на военную кафедру. Учусь на факультете компьютерных технологий и информатики в ЛЭТИ, стараюсь заниматься IT-технологиями дополнительно. Еще в спортзал хожу. А так – настольный хоккей – пожалуй, главная часть моей жизни.



Павел Городницкий

Журнал "Время Настольного Хоккея" № 6
Санкт-Петербург, ноябрь 2014




Сборная России 2009 - настольный хоккей
Каталог webplus.info

© Российская Федерация
Настольного Хоккея
board-hockey@mail.ru
+7 (495) 644-60-20