РФНХ - настольный хоккейРФНХНастольный хоккей
www.board-hockey.ruхоккей

>Главная
Все о наcтольном хоккее
Открытый Чемпионат России
Открытый Кубок России
Соревнования
Ремонт и эксплуатация
Страны
Школа


Новости
Архив новостей
Подписка на новости
Гостевая книга
Фотогалерея
Видео
Ссылки

Купить настольный хоккей STIGA
Как принять участие в НХ-турнире?
Результаты турниров
Правила игры
Корпоративные турниры и праздники
Контакты

[03 марта 2011 года] Мария Ялбачева

Русские идут!


SWEDISH MASTERS-2011.

Русская речь за стеной нашего номера. Потом взрыв смеха и чьи-то утренние распевки. На часах восемь с минутами. Не зря вчера горничная удивлялась, мол, что-то вдруг из нашей половины отеля съехали все постояльцы, а оказалось - русские идут! Не представляю, как до крайности спокойные и добродушные шведы, еще накануне вечером чинно беседовавшие за пивом в местном буфете, перенесли бы эти 3 дня. Ураганные 3 дня...

Несложно было догадаться, что распевавшимся тенором оказался вице-президент ФНХ СПб Кирилл Сторчак. В течение всей поездки меня поражало его терпение и благодушное расположение духа. Если бы вас сутками доставал не самыми пристойными шуточками мощный дуэт неутомимых юниоров в лице Паши Городницкого и Максима Борисова, вы бы... Я бы... Но Кирилл бодрился и повторял, что это наоборот придает ему сил. Так вот, ранним утром 4 февраля ребята, не подозревавшие о нашем проживании за соседней дверью, распаковали чемоданы и отправились гулять по улицам и музеям Стокгольма.

Мы с моим другом Лешей прилетели в Швецию накануне из Риги, где, в ожидании дальнейшего рейса, бродили целый день. Исходили вдоль и поперек Старый город, несмотря на неприятно моросивший дождь и балтийский ветер. К сожалению, был закрыт бар, в котором работает Карлис Балодис и в котором готовят очень вкусный глинтвейн. Зато нам были рады многочисленные кофейни с быстрым обслуживанием, повышенной любовью к кондиционерам и горячим шоколадом, который подавался вопреки названию холодным. Под конец мы осуществили мою давнюю идею посещения Музея Советской Оккупации. Во-первых, меня манило экзотичное для русского человека наименование музея, во-вторых, всегда было интересно, как воспринимается период Советской власти в Прибалтике. Точнее, я очень хорошо представляла общее настроение, но нужны были факты и аргументы, бравшиеся не из наших школьных учебников.

На первом этаже продавались сувениры, буклеты, книги, на втором, собственно, находилась экспозиция. 1920-е годы - становление Советской власти в России и намеки на угрозу латвийскому суверенитету. 1940-е - самые кровавые и репрессионные. Правда, что касается ГУЛАГа, латыши немного перемудрили и представили все так, будто одни они работали на лесопилках, да куковали в колымских бараках, а белорусы, украинцы, русские, туркмены и прочие жили себе спокойно и не тужили. В общем, тема спорная, многосторонняя. Обойти весь музей за пару часов я, как обычно, не успела, но желание почитать какую-нибудь специальную литературу и потом, в следующий приезд, наведаться сюда вновь, у меня появилось.

Посадка на стокгольмский рейс прошла спокойно, хотя еще утром, по прилете в Латвию, у Леши хотели аннулировать визу и выслать обратно в Россию. Пограничник все не мог понять, почему мы вылетаем из Москвы, зачем-то бродим по Риге весь день, потом - в Стокгольм, откуда отправляемся... в Петербург! Видимо, обилие географических названий смутило мужчину в кабинке. Но обошлось.


Аэропорт Арланда встретил нас абсолютным отсутствием людей в форме и бронежилетах, гигантских размеров терминалом и шикарной приветственной рекламой на стенах. На обоях были запечатлены всемирно известные шведские деятели культуры, науки и спорта, а внизу стояла надпись: "Welcome to my Hometown". На выходе на изможденных туристов набросились таксисты, сплошь арабы и африканцы. Каждый заламывал такую цену, что "мама не горюй". О существовании местного подобия "Аэроэкспресса" мы не подозревали, посему пришлось прилично раскошелиться.

В такси за эти дни мы встретили выходцев из Турции, Сирии, Алжира, Кении. Кто-то оставил близких в Африке, чтобы заработать денег, кто-то уже создал здесь свою, новую семью. Все работники "сферы услуги за рулем", впрочем, как и шведы в целом, оказались позитивными и разговорчивыми людьми. Так, один веселый кениец всю жизнь мечтал путешествовать по миру. Когда он узнал, что мы из России, а я из Питера, то сказал, что непременно приедет к нам, ведь он давно хотел побывать в Петербурге. Мы договорились, что я его встречу и буду водить по городу сутками. Бредово, конечно. Мы же знать друг друга не знаем и никаких контактов не имеем. Но какое это имело значение, когда он улыбался, глядя на дорогу, и продолжал вслух мечтать. А я тоже улыбалась и мысленно представляла, куда бы я его для начала сводила и как бы пыталась объяснить, мол, это у вас в Швеции цены на метро такие высокие, а не у нас "сезон скидок на жетончики".

Отель оказался небольшим, разбитым на одноэтажные домики. На ресепшене был божественный вай-фай, к которому мы стремились утром и вечером, будто одержимые. В корпусах имелась общая кухня, где по вечерам местные горничные очень любят готовить нечто едко-химикатное и ужасно пахнущее при этом на весь коттедж. В номерах было тесно, зато тепло. Белые торшеры, которые я одевала на голову, подражая японским сборщикам риса. Старые тумбочки со скрипящими выдвижными полочками. Наконец, стандартная в любых заграничных отелях, хостелах, санаториях и прочих подобных заведениях Библия...


Мысленно высказав Кириллу все, что думаем по поводу подобных утренних распевок, мы с Лешей отправились в центр Стокгольма. Но для начала, благодаря неверно указавшему путь администратору отеля, мы час катались по пригородам столицы Швеции, заезжая в каждый поселочек и городок. В конце концов, один добродушный араб подсказал, как добраться до метро. В стокгольмской подземке нет, конечно, стольких витражей, скульптур и других архитектурных причуд, как в московской, зато чистота и свежесть воздуха поразили. Электричка приходит по расписанию, примерно, раз в 10 минут. Поезд едет практически беззвучно, отчего возникает иллюзия, будто шведы, потеряв последнюю совесть, орут на весь вагон. На самом деле, они просто разговаривают друг с другом, по телефону.

Читают под землей мало. Сам вагон не отгорожен от других дверями, поэтому состав напоминает бесконечную колбасу. Взятая с собой книжка про древнегреческих ораторов и философов не пошла, поэтому я развлекалась, как могла. Несложно догадаться, что в Швеции, в отличие от той же Латвии или Германии, мало кто понимает по-русски. Выяснив сей замечательный факт, я пустилась во все тяжкие. В итоге, все 4 с половиной дня пребывания в Стокгольме были отданы на откуп матерным песенкам и нехилым таким выражениям в адрес идущим навстречу добродушным шведам. Я, конечно, понимаю, что это ну уж очень примитивно и глупо, но простите, детство в одном месте заиграло.

Вернемся под землю. Мы прибыли на главную станцию - "T-Centralen" - вырубленную прямо в скале. Своды станции, по сути, ничем не обработаны - просто покрыты специальным раствором и краской. Отсюда можно выйти к железнодорожному и автовокзалам, но уезжать еще никто не собирался. Вспомнив, как пару лет назад мы гуляли по Стокгольму с Воском (Андрей Воскобойников - прим.ред.), Кириллом Сторчаком, Димой Соловьевым и Михаилом Марголисом, я уверенным шагом повела Лешу в Старый город. Мы долго стояли на одном из мостов и смотрели на несметные отряды расколотых льдин, которые плыли в сторону Балтийского моря, подпихивая друг друга и лениво огибая опоры моста.

В историческом центре мы ходили от кофейни к кофейне, от одного сувенирного магазина к другому. Нас очень умилил хозяин одного магазинчика - полненький, добродушный мужчина в вязаном свитерке с лосями. Поначалу он пытался левой ножкой что-то скрыть от наших глаз, но потом отвлекся на примерки, и на полу обнаружилась добротно початая бутылка вина. В лавочке Леша набрал себе футболок со всевозможными зверюшками, а я нашла себе замечательного деревянного лося с несуразным туловищем и ногами. По форме он, скорее, напоминал гимнастического козла, нежели животное.

После того, как мы "затарились" всяким туристическим добром, было решено таки погулять по городу. Улочка шириной 90 сантиметров, детский сад на выгуле (ми-ми-ми, милые шведские детишки), школьный кабинет в окне.


Больше всего запомнился немецкий собор с высоченной башней - наверное, потому что это был единственный исторический объект, внутри которого удалось побывать. Невольно в моей голове началось сравнения наших храмов и местных. Здесь не было алтаря и иконостаса, как такового. Посередине висела парочка картинных икон в стиле классиков живописи эпохи Возрождения, скульптурное распятие. Под ними - небольшой огороженный участочек с кафедрой. Вместо окон - невероятно красивые витражи. Все надписи в соборе сделаны на немецком, псалтырь, лежавший на кафедре, тоже был немецким. Наверняка и богослужения велись на том же языке, а не на шведском. Я всегда хотела побывать на католическом или протестантском богослужении, чтобы просто сравнить с нашим, просто из интереса. Но времени было не так уж и много, поэтому, печально вздохнув, я отправилась вслед за Лешей к выходу.


К вечеру мы оказались на местном Арбате уже в более современной части города. Помимо магазина H&M, который распластался на четыре здания одного перекрестка, меня поразила девушка, идущая навстречу с сигаретой. За весь день она была всего лишь третьим человеком, который курил на улице - я даже отвыкла как-то! Повеселил мужчина, одевший золотой костюм, намазавший лицо золотой краской и нацепивший бороду. Он просто стоял, воздев руки к небу, с невероятным актерским трагизмом на лице. Раз в несколько минут поза менялась. Ну, и, конечно, запомнилась местная нищета. Парень в приличном пальто, чистеньких туфлях, с мажорным шарфиком на шее стоял на коленях с честной табличкой: "I'm hungry. Help me, please!"

По дороге обратно мы решили зайти на вокзал. Там я надолго зависла в магазинчике с несметным количеством газет и журналов разных стран мира. Из русскоязычной прессы на глаза сразу попались "Аргументы и факты" и "Московский комсомолец". А так - и тебе китайско-японские иероглифы, и французские газеты, и испанские, и голландские, и финские. Благо, знаю я лишь один иностранный язык, в моих руках долго листались немецкие "Spiegel", "Stern", "Geo" и куча других изданий. Но чаще всего, конечно, встречались журналы на английском. Запомнился еще огромный стеллаж с невероятным количеством изданий на тему игровых приставок, компьютеров и игр к ним, плейеров, прочих современных прибамбасов или как теперь модно говорить - "гаджетов". Апогеем технологического экстаза стала глянцевая книжечка с незамысловатым названием I-Pad, посвященная целиком и полностью данному яблочному продукту.

Возвращались мы в потемках. В отеле, наконец, встретились с ребятами и договорились ехать завтра вместе. Выход в 7.00, а пока можно сходить в местный буфет, перекусить и посмотреть шведское реалити-шоу, в котором участвуют известные спортсмены и олимпийские чемпионы в разных видах спорта. Шоу, видимо, очень популярное, потому что щетинистое лицо Петера Форсберга, одного из участников, висело на каждом углу Стокгольма.


Утро началось с поименного проклятия организаторов, поставивших начало соревнований на 9 часов, а регистрации - на 8. До места соревнований наша компания добралась достаточно быстро, хоть и не без лишних виляний по улицам Солны. В зале немного опечалило отсутствие раздевалок и освещение. Зато, как всегда, была куча шайб и полей в прекрасном состоянии. Но, пожалуй, самое главное - столы были аккурат под мой гномский рост.

Я наконец могла делать "заходную", не приподнимаясь на носочки. В это время Пашка и другие рослые ребята склонялись в три погибели над полями. Для разминки мы поиграли с Атисом Силисом, который приехал на две недели из Англии. Пока болтали с ним, он откровенно баловался и вальяжничал. Но как только решили сыграть до трех голов на 10 приседаний, Атис тут же напихал мне всего и отовсюду, после чего приговаривал "давай-давай", смотря на мои кряхтения.

Первый раунд прошел как-то быстро и незаметно. В одной группе со мной оказался чемпион древних лет Ларс Хенрикссон. На наш матч с легендой конца 80-ых начала 90-х Леша Титов даже камеру поставил, но, к великому сожалению, ничего интересного не получилось. Я ждала неожиданных пасов и ударов, замысловатых комбинаций, а швед просто делал "кокос" и "заходную".

Перед вторым этапом мы подкрепились горячим обедом. Меня смутило, что шведы у лоточков с овощами радостно накладывали полные тарелки лука. "Наверное, это их секретное оружие", - подумала я и подошла к подносу с лазаньей. Мать моя женщина, хоть бы какое разнообразие! А то третий турнир в Швеции, а воз и ныне там, то есть, лазанья и ныне на тарелках. SM-2009, ЧЕ-2010. И вот теперь - SM-2011. Консерваторы скандинавские, ага. Спасибо хоть, что на следующий день они придумали что-то новое. Сытно поев и запив все это дело "пепси", благо сок какой-то беспонтово-растворенный у них, я отправилась смотреть списки полуфинальных групп.

Из первой в следующий игровой день спокойно должны были выходить Титов с "другом" Петерссоном, подтянувший животик, но до сих пор косматый Лампи, удививший на этот раз белизной кожи поклонник соляриев Пукинскис и нервно заползший с 8-го места Дима Петров. Немного смутило низкое место Сандиса Калниньша и попадание в основное рубилово неизвестного мне хорвата Чурковича.

Во второй группе сюрпризом стало непопадание в заветную восьмерку Юхи Раутио, с которым мне как-то не играется, и Давида Фризёйса, тоже не самого приятного соперника.

В нашей группе первые два места с уверенным отрывом заняли Цайцс и Нуттонен. Я опередила принципиального теперь Матисса Саулитиса, обыграв его 7-2. Следом шел Карлис Балодис, потом "динозавр" Хенрикссон и Дима Соловьев. Немного расстроило непопадание в Вышку Артемса Захаровса, с которым у нас всегда интересные матчи. Пожалуй, одной из самых тяжелых игр была встреча с Каролин Эрикссон. На Чемпионате Европе мы с ней сыграли вничью, теперь - я за десять секунд до конца "заходной" в дальний угол вырвала победу 4-3. И дело даже не в том, что у нее быстрые руки, она хорошо ориентируется на площадке, пытается делать выход и, атакуя слева, разворачивает клюшку в ближний. Дело, скорее, в психологии. Я не могла допустить, чтобы она вновь отняла у меня очки, и тем самым дала бы повод порадоваться и себе, и всем шведам. Ведь если мы сыграем ничью или она победит, то... Оставлю при себе! Ясно одно, у меня наметилась проблема психологического характера, касающаяся именно Каролин, и это надо преодолеть. А в целом, кроме разворота клюшки слева и успеванием за подборами - ничего интересного. Даже забитые два "кокоса" были не чем-то нацеленным, а просто шайба "ширялась" на центр - и оттуда замыкание коньком, куда полетит.

В других группах своим невыходом во второй игровой день удивили Стефан Эдвалл и Фредерик Йоханссон. Кстати, Йоханссон как-то несуразно побрился. Теперь у него что-то вроде бакенбард и неудачно, на мой взгляд, выбритый раздвоенный подбородок. Уж лучше - либо с бородкой, либо начисто побриться, но не так.

После полуфинальных групп были долгие выборы между Макдональдсом и итальянским рестораном. Спор решился в пользу последнего. В итоге Кирилл повел нас в чудесное заведение со вкусной пастой (да, Паша, это было вкусно, а вас переклинило на "Макдаке" просто), приветливыми официантами и живой музыкой. Интеллигентный гитарист из Италии Лучано радовался возможности поговорить на своем родном языке с Кириллом и исполнял красивые песни, парочку из которых я даже знала. Официант-болгарин не упускал возможности поговорить на русском. И это был полный фейл. Потому что Пашка и Макс, уверенные в том, что их никто не понимает, несли жуткую околесицу, но когда болгарин что-то пролепетал по-нашему, они как-то даже притихли. На время.

В отеле вечером мы, выполнившие свою задачу-минимум и оттого довольные-довольные, сидели в номере у ребят, куда пришел и Янис. Кирилл вещал нам с Лешей про астрологических соратников и векторных слуг, Макс, как обезумевший, гамал на Маке в тетрис. По ходу было решено, что завтра утром мы опять отправляемся все вместе, только на этот раз - пешочком.

Что? Прогуляться? Подышать воздухом? Не знаю, кому как. Меня лично вообще не радует с утра топать 4 километра перед такими важными играми. Но что поделаешь? Карта у Кирилла, а Кирилл настойчив. Плюс мое нытье было неубедительным, поэтому следующим утром я шла по ужасающе чистым, скучным и унылым шведским улочкам и проклинала на этот раз не только организаторов, но и всех своих спутников.

Дойдя до места проведения турнира и извергая свой гнев по любому поводу, я, наконец, успокоилась. Моими "Новопасситом" и валерьянкой стали чудесные поля, гномские столы и вполне себе адекватная группа, в которой было только два отъявленных монстра - Рони и Остерман.

Но начало игр меня не слишком порадовало. После напряженных ничьих с Петровым и мутным шведом, разгрома от Петерссона, 1-4 с Саулитисом, который в итоге занял в группе последнее место, 1-4 с великолепным Рони, который-таки забил мне этот издевательский трюк, отступать, по сути, было некуда. Тут очень вовремя подоспел перерыв. А потом под руку попал Хенрикссон, Остлунд, отскочил на 3-3 Пашка. Правда, вскоре всплыл скучный Альберг, разгромивший в хлам мою унылую защиту. Но после него был, пожалуй, один из самых запоминающихся матчей. Я обыграла 2-1 Остермана, причем забивала по девяткам, чему была до... очень и очень рада!


Потом игра наладилась, и только под конец пошли необязательные потери со старичком Эриком-Свенссоном и раскатка от Макса Борисова. Макс играл абсолютно спокойно, мягко. Когда я услышала от него после матча: "Мм, да я на первом месте - Нуттонен уже не обойдет", - я, мягко говоря, прибалдела. Потому что группа у нас была послабее второй, но все же не совсем "паралимпийская". А у него только 2 поражения и 3 ничьи. Круто, что тут скажешь. Поэтому и сетка плей-офф у Макса была вполне приемлемая и проходная. Так, в первом раунде он без лишних заморочек обыграл 4-0 Молдваера и выходил на победителя пары Титов-Петерссон.

Вот тут была интрига и рубилово! Особенно в свете многозначительно брошенной шведом фразы, мол, вот мы и встретились, Алексей. В итоге они играли все 7 матчей, а в овертайме, когда уже собрались зрители, Петерссон забил решающую шайбу. Было безумно обидно, я даже чуть не пустила свою (в последнее время достаточно скупую) слезу.


Не допустила я соплей даже тогда, когда лишь в 7-м матче со счетом 1-2 уступила второму по рейтингу игроку Мира - Ахти Лампи. Уже с первых матчей у нас была достаточно жесткая борьба, в чем-то даже равная. Ахти штамповал "заходные" в дальний и выходы, я - "заходные" в ближний и "Титова". На удивление себе и собравшимся вокруг финнам я доигралась до счета 3-3 в нашем противостоянии. Больше всего я радовалась даже не этому, а тому, что в плей-офф, в такой напряженной серии мне удалось дважды забить Лампе своеобразный выход, когда ты с центра пасуешь на левого нападающего и внезапно для обороняющегося в одно касание бьешь прямым ударом в ближний угол. В общем, играла я достаточно спокойно вплоть до последнего матча. Единственное, было обидно, что до седьмой игры вокруг были одни финны и хоть бы кто из наших поддержал, подсказал, просто постоял бы рядом. Нет, все будто забыли, что помимо парней у меня тоже идет серия. Пусть, сопоставляя с соперником, и изначально обреченная, но все же...

А потом только вылупливали глаза: "Как это 2-2? Как это 3-3?". А вот так, блин. Единственным, кто мне разок подсказал по ходу серии, был Эдгарс Цайцс, отсматривавший Лампи, как более вероятного соперника в следующем раунде. К седьмой игре уже подтянулся народ. И зря. На самом деле, безмозглый был матч. Я пыталась как обычно лупить защитниками, вместо того, чтобы выйти из зоны, у Ахти тряслись руки и тоже ничего не получалось. Шайбу толком было не видно, я только примерно понимала, где она должна сейчас находиться. В итоге финн пару раз-таки взял себя в руки и на моего очередного "Титова" ответил двумя выходами по девяткам. 1-2 в матче и 3-4 в серии. И все же, несмотря на полное отсутствие мозга в последнем матче, я была собой довольна. Потому что 7 матчей, да таких напряжных в серии с "Лампой" многого стоят. Особенно на фоне моей "суперформы", в которой я нахожусь в этом сезоне.


После собственных игр моя память обычно обрубается, потому что ей просто лень фиксировать что-то еще. Но тут был другой случай. Ведь в четвертьфинале вовсю феерил Макс Борисов. К тому моменту, как он вел 2-0 по партиям, видимо, сработала некая самоуверенность, самоуспокоенность. Петерссон же кардинально перестроил свою игру. С горем пополам юниор дотянул до седьмого матча, но с самого начало все пошло "не так". Мы кричали в ухо, мол, не торопись, не бей сразу, будь злее, успокойся, но от этого всего Макс только больше волновался и минуты за две до конца он горел 1-4. Я, конечно, попискивала рядом, мол, времени вагон, отыграться успеем. Однако с каждой новой неудачной атакой энтузиазма в голосе было все меньше...

Но тут началось невообразимое! Наш парень просто ураганом стал заколачивать выходы, "заходные", а престарелый швед только все печальнее и печальнее доставал из мешочка шайбу за шайбой. В итоге вымученные 6-5, сирена, дикий крик, прыжки, слезы...

На матч с Янисом Макса уже не хватило. Эмоционально выдохся. Было видно, что в принципе, с него и полуфинала хватит. Поэтому играл расхлябанно, расслабленно, смеялся, переговаривался с нами и не парился. Для Яниса же этот матч был очень важен, поэтому он постоянно злился на нашу громкую болтовню, а от усердного исполнения элементов даже разбил палец. Но выходы все равно летели по бешенным девяткам и быстро довели его до финала.


За соседним столом, осознав, что он летит 0-2 по партиям, Рони взял себя в руки, перестал дурачиться и в последующих играх достаточно уверенно препятствовал любым попыткам Цайцса пробраться на главный матч турнира. После полуфиналов Паше, Кириллу и Максу надо было бежать на самолет, поэтому пришлось провести экстренное награждение. К великому сожалению, вечно скупые на награды шведы и тут пожалели денег, всунув, в итоге, самому большому открытию этого Мастерса и, наверное, самому громкому дебюту за всю историю SM маленький кубочек, легко умещавшийся на ладошке. Да нам на Детский кубок призы покруче дарили, чем на старейшем этапе Мирового тура! Понятно, что не в награде суть, а в занятом месте. И в памяти у Макса скорее останется последняя игра с Петерссоном, а не скомканная церемония награждения. Но все же! Дико обидно!

В финале Рони как-то слишком быстро почувствовал свое преимущество, прежде всего психологическое. Он играл сосредоточенно, но в то же время расслабленно. Король, что тут скажешь. А у Яниса перестали от волнения идти выходы, на этом серия и закончилась.

Когда мы выходили из здания, где проходил Мастерс, было как-то странно на душе. С одной стороны, и сама неплохо сыграла, и за Макса накричалась вдоволь, и Пашка впервые в жизни вышел в плей-офф элитного этапа МТ. С другой, было обидно за овертайм Титова, за обреченную финальную серию Яниса.

Впрочем, сейчас на все можно было "забить". Потому что я опять в хлам искусала на хоккее губы от волнения, потому что голос опять сел.


А на улице хоть и безветренно, но морозно. Поэтому, пожалуй, я закрою рот и буду внимательно слушать, где сегодня гулял Леша, чтобы отойти хоть немного от своих переживаний. В конце концов, пока есть время, надо еще побродить по городу! Потому что в Стокгольме невероятно красиво. Съездите туда и побывайте там, оно того стоит. А мы - на самолет. "Корабль ждеееееееет!"

Мария Ялбачева.

Москва-Рига-Стокгольм-Санкт-Петербург.

4-7 февраля 2011




Сборная России 2009 - настольный хоккей
Каталог webplus.info

© Российская Федерация
Настольного Хоккея
board-hockey@mail.ru
+7 (495) 644-60-20